« Назад

Боялись реструктуризации

Новое слово «реструктуризация» стала в 97-м году таким же жупелом, как годом раньше «вахтовый метод». Проводилась она предельно жестко: для этого пригласили Леонида Биндара, по мнению которого в составе комбината достаточно было оставить 40 тысяч «производственных работников». Впервые за всю историю «Норильского никеля» его работников стали официально делить на основных и вспомогательных, нужных и не очень.

Первой площадкой для проведения реструктуризации стал строительный комплекс, в котором к тому времени работало около 15 тысяч человек. Для этого в управлении строительства был создан трест эксплуатации основных фондов, в который отправляли всех «ненужных» строителей. Численность стремились сократить любыми способами, в том числе и сомнительными — например, в управлении строительства установили плату в полмиллиона рублей (примерно 100 долларов по тогдашнему курсу) за донос на тех, кто приходит на работу в нетрезвом виде.

Драматизм реструктуризации строительного комплекса достиг высшего накала после того, как диспетчер специального управления строительства Людмила Коваленко объявила голодовку, а профсоюзный лидер «Строймеханизации» Иван Волков стал через суд добиваться отмены приказа о реструктуризации как незаконного.

Однако это были только единичные выступления, а реструктуризация прошла по самому жесткому варианту.