« Назад

Следили за схваткой

Почти до лета продолжалась борьба между старой управленческой командой («филатовскими») и управленцами нового собственника, которых называли просто «москвичами», или «банкирами». В начале года Анатолий Филатов категорически отказался провести внеочередное собрание акционеров компании и ввести в состав совета директоров представителей «ОНЭКСИМа». После чего в феврале в Норильск впервые прилетели «банкиры» — Александр Хлопонин (на фото) и Лев Кузнецов.

На встречу со «страшными людьми из Москвы» собралась вся городская элита. Собравшимся дали понять, что это смотрины будущего директора компании. Никто не поверил, что такой молодой управленец (Хлопонину вот-вот должно было исполниться 32 года) может быть назначен на такой высокий пост. Александр Хлопонин в зале городского центра культуры в течение трех часов отвечал на вопросы, и этот визит стал переломным: теперь многие приняли сторону «московских банкиров».

Через несколько дней разразился скандал: городская прокуратура возбудила уголовное дело по факту нецелевого расходования филатовскими управленцами 25 миллиардов рублей (примерно 5 миллионов долларов) — большинство из них ушли в оплату так называемых гарантийных писем, которые подписывались контрагентам комбината, но нередко и совершенно посторонним компаниям. Спустя еще несколько дней судебные иски о взыскании долгов с комбината подали «Норильскгазпром» и каскад Таймырских ГЭС. 18 апреля совет директоров РАО «Норильский никель» освободил Анатолия Филатова от должностей генерального директора и председа­теля совета директоров.

Поначалу на его место назначили представителя государства — первого заместителя председателя Роскомдрагмета Всеволода Генералова, однако уже через месяц обязанности председателя правления и генерального директора были возложены на Александра Хлопонина.

Все это время в трудовых коллективах не прекращались разброд и шатания: «партия Филатова» и «партия банка» вели активную агитацию и искали поддержку.

Первые пугали народ, что «банкиры» вынашивают планы по сокращению численности комбината до 40 тысяч и введению вахтового метода.

Вторые говорили о баснословных суммах, выплаченных руководителям комбината в виде различных премий, и прочих финансовых злоупотреблениях. На первомайской демонстрации это противостояние проявилось наиболее отчетливо: в одном месте сжигали чучело в цилиндре с надписью «Потанин», в другом — несли лозунги, призывавшие «снять проворовавшуюся команду».