Москва
Москва

Входит в состав региональной общественной организации – Общество «Красноярское землячество».

117393, г. Москва, ул. Гарибальди, дом 24

Телефон: +7 (499) 128-85-00

E-mail: kraszem39@yandex.ru

Белгород
Белгород

г. Белгород, микрорайон Таврово-1, ул.Абрикосовая, дом 2Б, развлекательный центр «Норильск»

Красноярск
Красноярск

Матейкин Алексей Леонидович +7 (904) 892-98-56

Что на материке ?

« Назад

Я стал еще больше ненавидеть войну

В широкий прокат вышла военная драма Федора Бондарчука «Сталинград», уже выдвинутая на соискание Оскара. Сценарий фильма написал Илья ТИЛЬКИН. Норильчане со стажем помнят Илью по передачам телекомпании «Модем», в частности как автора и ведущего знаменитого «Хип–хоп телекома» (для тех, кто не знает: норильские новости в этой программе рифмовались и излагались в стиле хип–хоп — очень было весело). Роман с телевидением продолжился в Петербурге, где Илья организовал студию НТВ, которую довольно долго возглавлял, а потом...

 

— А потом ты... Ведь мы не будем в угоду жанру интервью выкать друг другу, притворяясь, что не знакомы? Потом ты написал две пьесы, одну из которых поставил как режиссер, а «Перезагрузка», кажется, и сейчас идет в питерском «Балтийском доме», создал ряд теле– и киносценариев, писал музыку к фильмам... А не страшно было браться за «Сталинград»? Ведь это не просто нужно «из головы» придумать сюжет, интригу, как в той же «Перезагрузке» или в «Человеке у окна», снятом Месхиевым по твоему сценарию, — тут ведь все про ту великую войну. И ведь надо, чтобы потом никто из ветеранов не упрекнул, что, дескать, «такого никогда не было и быть не могло».

– Скажем так: я был очень взволнован этим предложением. И, конечно же, польщен. Но главное — это был вызов. Один из тех, что мне постоянно подбрасывает судьба. Норильск, например... Впрочем, речь сейчас не о Норильске. И с этой точки зрения страха быть не должно, должно быть желание и вдохновение. И того и другого было в достатке.

Что же касается достоверности и мнения ветеранов, то это вопрос ответственности. Первое, что я сделал, — полетел в Волгоград. Надолго. Встречался с ветеранами и детьми Сталинграда. Исходил волжский берег вдоль и поперек. Перечитал массу исторической литературы. На самом деле только подготовка к написанию сценария заняла несколько месяцев. А с момента поступления этого предложения до момента начала съемок прошло почти три года.

— А как вы с Бондарчуком нашли друг друга? Кто к кому пришел с этой идеей?

– Меня пригласили на проект продюсеры. Прежде всего Сергей Мелькумов. С ним я работал уже давно на нескольких проектах («Суженый–ряженый», «Степан Разин», «Человек у окна»). Он пригласил меня приехать на «Мосфильм», там познакомил с Александром Роднянским и Федором Бондарчуком. Это было пять лет назад. Не верится... Как только было произнесено слово «Сталинград», я сказал: «Да».

— Кажется, фильм был снят уже год тому назад. Я, честно говоря, ожидал, что он выйдет на экраны к 70–й годовщине Сталинградской битвы, но увидим мы его только сейчас. Почему же?

– Потому хотя бы, что между «снят» и «вышел в прокат» огромный, если не главный, то равнозначный съемкам по важности, период — постпродакшн. Написание музыки, монтаж, озвучивание, цветокоррекция и изготовление компьютерной графики. Если учесть, что это первая российская картина, сделанная в технологии IMAX, да и вообще — уникальный для нашего кинематографа технологический опыт, то сделано все еще очень быстро. С другой стороны, продюсеры пожертвовали множеством предложений об участии в международных фестивалях ради того, чтобы фильм все–таки вышел в прокат в годовщину окончания Сталинградской битвы.

— Если не секрет, почему у фильма появился второй сценарист — Сергей Снежкин? Причем, насколько я знаю, начал он работать уже в ходе съемок.

– Это обычное дело для таких огромных проектов. На стадии съемок совершенно логично привлечение дополнительных творческих сил, людей с незамыленным, свежим взглядом на сценарий. Сценарий не переписывался, он скорее уточнялся.

— Как тебе самому показался «Сталинград» после просмотра? Не как одному из его создателей, а просто как зрителю?

– Я плакал. Честно. Что еще сказать?

— Оценивал ли ты невольно фильм и глазами режиссера? Наверняка же были такие моменты, где ты думал: «Нет, я бы снимал по–другому!».

– Нет. На этой картине я скорее постоянно изумлялся, как это вообще можно было снять. Федор меня поразил, как поражают все люди, которые умеют что–то такое, чему я точно никогда не научусь.

— Ни один из фильмов не обходится без так называемых киноляпов. Интересно, в адрес авторов уже пошли сигналы на эту тему? Я, например, обратил внимание, что к «главному немцу» все обращаются «герр оберст–лейтенант» (то есть подполковник), да и погоны у него соответствующие, Бондарчук же постоянно переводит «полковник». Или вот еще: немецкий капитан хвастается, что сам «фельдмаршал Паулюс» (так в переводе, по–немецки эту фразу не расслышал) приглашал его обедать, хотя на самом деле Паулюс получит это звание перед самым пленом.

– Я ничего пока не слышал, вот ты, Саша, первый. Настроение не испортил, если что!

— Спасибо тебе, Илья, и всем создателям фильма, прежде всего за то, что вы дали нам возможность не только искренне сопереживать героям (нашим, конечно), но и испытывать чувство гордости за то, что сделали наши деды и прадеды, а не неловкости и даже стыда, как было со всякими «штрафбатами». Впрочем, в случаях со «штрафбатами» стыдно за авторов, которые ведь, как ни крути, наши российские киношники, а не немцы какие.

Скажи, за время этой работы изменился ли в чем–то твой взгляд на Великую Отечественную? Ведь теперь наверняка ты узнал о том времени столько, как будто бы и сам в нем немного пожил.

– Я стал еще больше ненавидеть войну. Я буду писать о ней еще, насколько меня хватит, буду кричать: война — это мерзость, не дай Бог нам или нашим детям пережить хотя бы малую толику того, что выпало на долю наших дедов.

— Накануне юбилея победы в Сталинградской битве шла дискуссия: а не переименовать ли город на Волге вновь в Сталинград. Если бы спросили тебя, что бы ты ответил?

– А я и ответил. Меня спрашивали. Нет, не переименовать. Прожив в Норильске несколько лет, я знаю точно: Сталин — один из величайших злодеев в российской истории. И к победе в этой битве лично он, на мой взгляд, никакого отношения не имеет. Из–за него не стоит. Пусть Сталинград будет в истории, названии фильмов, книг, но не на карте нашей страны.

— В таком случае очень надеюсь, что ты действительно продолжишь писать о войне, возможно, уже на «макроуровне», и, углубившись в тему, возможно... несколько пересмотришь роль Верховного Главнокомандующего той войны. Посмотрим! Ну, а что теперь? Что мы увидим в ближайшее время и над чем ты работаешь сейчас?

– Самые ожидаемые проекты — это два сериала на первом канале: «Гетеры майора Соколова» — где свою последнюю роль блестяще сыграл Андрей Панин, и «Распутин» — с поразительным Володей Машковым в главной роли (на фото). Оба проекта на стадии завершения, надеюсь, что в этом сезоне их можно будет увидеть. А что касается будущего, то я человек суеверный, не буду пока хвастаться. Работы много, и слава Богу.

— Что бы ты хотел сказать на прощание норильским зрителям? В конце концов, если бы не норильский период, то, может, и не состоялся бы Илья Тилькин как драматург, сценарист... Шучу! Конечно бы, состоялся.

– Совершенно точно не состоялся бы. Именно за это я бы хотел сказать спасибо! И до встречи.

 

                                                                                                                                                   Беседовал Александр КРИВЕНКОВ

                                                                                                          Фото компании Sony Pictures и из личного архива Ильи ТИЛЬКИНА